Revolver Maps

среда, 6 июня 2018 г.

Похвала ничегонеделанию


В 1950-х годах ученые беспокоились, что, благодаря развитию технологий, люди не будут знать, что им делать со своим свободным временем.
Но сегодня, как отмечает социолог Джулиет Шор американцы перерабатывают, тратя на это больше времени, чем в любое время, больше, чем во время великой депрессии и значительно больше, чем в любой другой период Западного общества.
Возможно, это и не связано с тем, что мгновенный и постоянный доступ информации стал деформировать наше время, а наши устройства постоянно обрушивают на нас шквал требовательных сообщений: «Срочно», «Срочная новость», «Ответить как можно скорее».
Это губит наш отдых, ворует время, необходимое семье и даже разрушает наше сознание.
Последние десять лет профессор университета Невады Саймон Готтшалк пытался понять социальные и психологические последствия нашего растущего взаимодействия с новыми информационными и коммуникационными технологиями, свое понимание предмета он изложил в книге "The Terminal Self Everyday Life in Hypermodern Times.”
В этом современном режиме 24/7 призыв ничего не делать звучит нереалистично и необоснованно.
Но он никогда не был столь важен.

Ускорение ради ускорения
Почему в век удивительных технических достижений, которые увеличили человеческие возможности и улучшили здоровье, повседневная жизнь кажется столь напряженной и столь тревожной?
Почему не становится легче?
Вопрос сложный, но одной из причин возникновения этой иррациональной ситуации является вынужденное ускорение.
Согласно немецкому ученому Хартмуту Роза, ускоренное технологическое развитие вызвало ускоренное изменение общественных институтов.
Мы видим это на заводских этажах, где производство «точно-в-срок» требует максимальной эффективности и способности быстро реагировать на требования рынка, в университетских аудиториях, в которых компьютерные программы помогают преподавателям в том, чтобы студенты быстрее проходили материал. В продуктовом ли магазине или аэропорту, к лучшему или худшему, все сводится к тому, чтобы ускорить процесс.   

Заметное ускорение началось более двух столетий назад, во время индустриальной революции. Но это ускорение ускорило само себя. Не руководствуясь ни логическими целями, ни согласованным соображением, движимое собственным импульсом и не встречая большого сопротивления, ускорение, похоже, ускорилось ради ускорения.
Согласно Роза это ускорение имитирует тоталитарную власть: 1) оно оказывает давление на волю и действия субъектов; 2) оно неизбежно; 3) оно всепроникающе; и 4) его трудно или почти невозможно критиковать и бороться с ним.

Под прессом поспешности
Неконтролируемое ускорение имеет серьезные последствия.
На уровне окружающей среды – мы используем природные ресурсы быстрее, чем они могут восстанавливаться и производим мусора больше, чем можем обработать.
На личностном уровне это искажает наше восприятие времени и пространства. Ухудшает наш подход к повседневной деятельности, деформирует наше отношение друг к другу и разрушает чувство стабильности. Это приводит нас к выгоранию и депрессии. Подавляет критическую оценку и концентрацию. Психологический результат стрессы и ухудшение жизненных функций организма.
Когда все вокруг ускоряется, мы тоже должны «жать на газ», чтобы не отстать, что приводит к разбалансированию работы и самоощущения.
Ускоренный ритм жизни увеличивает нагрузки, а что в результате? Увеличение рабочих нагрузок отбирает энергию и силы от жизненно важных видов деятельности: семьи, отдыха, общения, гражданской активности и самоусовершенствования.
Замкнутый круг: больше работаем – хуже живем.
Ничегонеделание и «бытие»
В гипермодернистском обществе, движимом двумя двигателями -  ускорением и потреблением, «ничегонеделание» приравнивают к лени, отсутствию амбиций, скуке и потере времени.
Но это довольно потребительское понимание человеческого существования.
Исследования – и много духовных и философских систем – полагают, что отключение от повседневной суеты и проведение времени в простом размышлении и созерцании необходимы для здоровья физического и духовного, а так же для личностного роста.
Аналогично, приравнивание «ничегонеделания» к плохой производительности показывает близорукое понимание производительности. В действительности, исследования в области психологии выявили, что  «ничегонеделание» чрезвычайно важно для творчества, и кажущийся бездельничающим человек может в действительности развивает новый взгляд, изобретать или сочинять мелодию: Архимед открыл свой закон, отдыхая в бане, а Альберт Эйнштейн был известен тем, что часами мог смотреть в пространство в своем кабинете.
Исследования показывают, что ум нуждается в отдыхе, мысли надо пускать на самотек, чтобы мозг мог генерировать новые идеи.
Ничего не делать – или просто быть – важная часть человеческого благополучия, также как делать что-то.
Самое важное – найти между ними равновесие.
Нужно снять ногу с педали
Альбер Камю возможно выразил это лучше всего: «Безделье пагубно только для посредственностей».

Комментариев нет:

Отправить комментарий