Revolver Maps

воскресенье, 14 января 2018 г.

Человек, который хотел прочитать все книги в мире


By: University of Cambridge, Posted on: November 13, 2017

Попытка  одного человека за 500 лет до Google Books создать библиотеку всего, была зародышем, предвещающим вызовы, которые ставят перед нами ‘большие массивы данных’ и нашей надеждой в поисках алгоритмов поступать осмысленно.
129,864,880. Это число книг, согласно оценке Google Books, которые, начиная с 2005 года нужно было попытаться отсканировать, преобразовать в тексты и сделать доступными в сети. Хотя, работа Google Books тормозится из-за авторских прав и стремления не нарушить правил игры, если она завершится удачно, это станет самым большим сетевым собранием человеческого знания когда-либо доступного человечеству.
Пол тысячелетия назад, в Севилье, Испания, Эрнандо Колон (Hernando Colón 1488–1539) поставил перед собой такую же амбициозную цель: создать универсальную библиотеку, способом, который прежде не пытались вообразить, потому что она должна была содержать всё. И Колон действительно пытался собрать всё: от роскошных манускриптов до книг неизвестных авторов, от памфлетов, напечатанных на плохой бумаге до объявлений в тавернах, от увесистых томов до брошюр однодневок.

Библиомания три десятилетия носила Колона по всей Европе. Согласно доктору Эдварду Уилсону-Ли (Dr Edward Wilson-Lee) из факультета английского языка и центра печатных материалов, он на Рождество 1521 года купил 700 книг в Нюрнберге, затем он отправился в Майнц, где в течение месяца купил ещё тысячу книг. Только в 1530 году он посетил Рим, Болонью, Модену, Парму, Турин, Милан, Венецию, Падую, Инсбрук, Аусбург, Констанцу, Базель, Фрайбург, Кёльн, Маастрихт, Антверпен, Париж, Пуатье и Бургос, и всюду покупал всё, на что он мог наложить руку.
Уилсон-Ли (Wilson-Lee) вместе с доктором Хосе Мария Перес Фернандес (Dr José María Pérez Fernández) из Universidad de Granada   изучает жизнь Колона, сына великого итальянского мореплавателя Христофора Колумба. Кроме создания библиотеки, Колон сопровождал отца в его путешествиях в Новый мир и написал первую биографию Колумба; он был также выдающимся картографом и собирал коллекции музыки, рисунков и растений.
“У Колона была замечательная память и страсть всё записывать,” – говорит Уилсон-Ли, чьё исследование жизни Колона финансировалось Британской Академией. - “Каждый раз, приобретая книгу, он тщательно записывал, где и когда он купил её, сколько она стоила и курс валюты на тот день. Иногда он записывал, где был, когда читал книгу, свои мысли о ней и встречался ли с автором. Как осколки материальной культуры, каждая такая запись показывает, как один человек относился к книгам, использовал их и менялся, благодаря книгам.”
Эта почти маниакальная деятельность создала то, остатками чего является Biblioteca Colombina, расположенная ныне в крыле Севильского кафедрального собора.  “Собранные вместе, эти материалы показывают нам одну из самых неординарных натур времени, заполненного удивительными характерами.”
Уилсон-Ли описывает Колона, как человека, жившего в то время, когда горизонт событий менялся экспоненциально, так же, как сейчас интернет меняет нашу жизнь сегодня; только в случае Колона это было движение от рукописных книг к книгам печатным.
“Просто стало невозможным для одного человека прочесть всё” – говорит Уилсон-Ли. - “Возможно, во время его молодости, такое было и возможно – печатных книг было не так много. Но по мере того, как росла его библиотека, ему становилось понятно, что он должен нанять чтецов, которые бы прочитали каждую книгу и сделали для него аннотацию – что-то типа предвестника Readers Digest.”
Видя, как быстро начали расти знания, Колон сделал очень важный вывод: он понял, что собранная им информация нуждается в структурировании. “Это была одна из первых преград, которые поставили перед человечеством «крупные массивы данных. Вы можете иметь информацию, но как вы сможете её использовать?”
“Один из интересных аспектов устройства библиотеки заключается в том, что иногда способ, каким знания рассортированы, связан не столько с содержанием книг, а с практическими проблемами. В данном случае: ‘У меня 15,000 книг, где я их размещу?’” На книжных полках кажется вполне разумным. Но даже в этом случае Колон оказался первооткрывателем, по словам Уилсона-Ли.

“В сущности, он изобрёл современные книжные полки: ряд за рядом, стоящие ребром, помещённые в специально разработанные деревянные ящики.”
И материальная проблема – как хранить вещи – очень быстро переросла в интеллектуальную: как их объединить. Это вынуждает к определённым решениям. “Как знает каждый, кто шёл по библиотеке – порядок это всё. Число способов, какими можно расположить книги растёт быстро с ростом коллекции, и каждый из этих способов показывает вселенную под несколько другим углом – располагаете ли вы книги в алфавитном порядке, по предмету или размеру?
“Эрнандо это сильно беспокоило. Он считал, что не упорядоченная коллекция или «не имеющая карты» мертва.”
Он хотел, чтобы в его коллекции не только всё было, но чтобы она  “обеспечивала ряд предложений о том, как вселенная устроена. Он смотрел на Универсальную Библиотеку как на интеллектуальную часть – мозг – мировой империи, к которой стремилась Испания в 16 веке. Это было завершающее дополнение к великим амбициям его отца в исследовании земного шара.”
Одним из нововведений Колона, имевших целью придать смысл его библиотеке, был огромный компедиум кратких содержаний книг, названный Libro de Epitomes. Чтобы создать его, он собрал команду сумистас – людей, которые делали бы «выжимки» из тысяч книг его библиотеки – он считал, всё знание в мире можно экстрагировать в несколько томов: один по медицине, один по грамматике и т.д.
Другим нововведением для планирования Библиотеки было использование десяти тысяч листков бумаги, содержащих иероглифические символы. “Каждый из многочисленных способов, каким листы можно расположить предполагает различный путь по библиотеке, подобно тому, как различные условия поиска в интернете приведут нас к разной информации. В некоторых отношениях  Biblioteca Hernandina, как её стали называть позже, была первой в мире поисковой машиной”.
Как эта система работала будет показано в книге, которую Уилсон-Ли и Перес Фернандес пишут о человеке и его библиотеке, и о том, как его достижения перекликаются с нашим собственным быстро меняющимся миром интернета.
“Несмотря на то, что он умер около пятисот лет назад, мир Эрнандо – резко меняющийся, иногда пугающий – похож на тот мир, который рождается вокруг нас сегодня,” – говорит Уилсон-Ли. - “Цифровая революция умножило количество доступной информации, но как вы отличите полезную информацию от бесполезной? Мы полностью полагаемся на поисковые алгоритмы для упорядочения интернета для нас. Эрнандо учитывал, что то, как вы систематизируете и ранжируете информацию, имеет огромные последствия. Это легко забыть, что заставит нас слепо собирать и раздавать знания.”
До сегодняшнего дня сохранились свыше 3 000 книг библиотеки Колона. Но до сих пор жизнь этого неординарного человека не удостаивалась изучения; понадобилась другая информационная революция, чтобы понять, насколько он был прозорлив, осознав силу инструментов создания порядка в мире информации.
Написанная Эдвардом Уилсоном-Ли биография Эрнандо Колона ‘The Catalogue of Shipwrecked Books’ будет опубликована издательством HarperCollins в 2018 году, а исследования библиотеки, написанное в соавторстве с Хосе Мария Перес Фернандес, будет опубликовано позжеYale University Press. 
This article was originally published by the University of Cambridge under a Creative Commons 4.0 International License. license.  Read the original article here.


Комментариев нет:

Отправить комментарий